+6
герб дагестана
герб унцукульского района
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ АДМИНИСТРАЦИИ
МО "УНЦУКУЛЬСКИЙ РАЙОН"
368948, Республика Дагестан,
п. Шамилькала, ул. М.Дахадаева, 3
mo_uncuk_raion@mail.ru
8 (8722) 55-62-79
8 (8722) 55-64-86
50

Махмуд из Кахабросо

Гениальный аварский поэт Махмуд родился в I873 году. Родина поэта – аул Кахабросо Унцукульского района Республики Дагестан. Отец Махмуда Анасил-Магома Тайгибов был угольщиком – ремесло бедняков, мало уважаемое и малодоходное. Однако сына он все же, несмотря на свою бедность, отдал учиться в ученики (муталимы) при мечети, где он изучил основные мусульманские науки "НахIю", "Сарф", "АлтIа", "Фикъи", Коран и другие.

Махмуд, как ученый — муалим долгое время ездил по аулам Дагестана и работал духовным настоятелем в мечетях был муалимом в Бетли, Ирганае, в Батлаиче, где его наставником в науках и в поэзии стал выдающийся поэт Тажудин (Чанка). Поэтический дар Махмуда обнаружился рано, он еще юношей начал слагать стихи и наряду с религиозными науками интересовался и изучал аварскую народную поэзию. Через несколько лет слава о нем уже гремела во всей Аварии, и люди собирались толпами, когда представлялся случай послушать его. Песни его расходились в списках, их заучивали наизусть, они вошли в репертуар народных певцов.

Махмуд и сам был выдающимся певцом и музыкантом, исполнял свои произведения под собственный аккомпанемент.

Песни поэта, проникнутые «вольными» мыслями, полные преклонения перед могуществом любви, его свободомыслие и нежелание слагать стихи (оды) восхваления по заказу вызвали недовольство наиба Унцукуля Нажмутдина Гоцинского, будущего имама Дагестана. Гоцинский нашел удобный повод, арестовал Махмуда и подверг его жестокому наказанию. На несколько лет Махмуд покинул Дагестан. Жил в Закавказье, в Сальянах.

В молодые годы в Бетли поэт встретил девушку Муи (Муъминат,Марям), любовь к которой пронес через свою жизнь. Юноша безумно влюбился в дочь своего кунака, служителя царской армии и она полюбила его. Но сын угольщика не мог и помышлять о женитьбе на дочери богатого и знатного че¬ловека. Род невесты не согласился на этот брак. Ей посвящены большинство стихов Махмуда.

Когда поэт вернулся на родину, аулы встречали его, по воспоминаниям современников, как «губернатора». Но личного счастья не было. Муи уже выдали замуж. Друзья женили его на красавице из соседнего селения Цатаних Джамилят, однако вскоре он дал ей развод и в I9I0 году уехал в Баку. Муж Муи умер. Былые надежды Махмуда, его страсть – все вспыхнуло с новой силой. Два года спустя поэт снова появился в родных местах. Он сделал попытку, сговорившись с любимой, тайно от ее родных, увезти и жениться на ней. Попытка не удалась. Муи испугалась угроз родственников убит Махмуда, если она выйдет за него замуж и отреклась от него.

В I9I4 году он записался добровольцем в Дагестанский конный полк, проделал большой боевой путь, был в Карпатских горах, в Австрии, сражался, получил тяжелое ранение. В Карпатах написана его знаменитая поэма «Мариам» — послание к Муи, которую он так и не смог разлюбить и которую больше не увидел. Она умерла, когда поэт был на чужбине.

После Великой Октябрьской революции Махмуд со своим полком вернулся в Дагестан, в Порт-Петровск (ныне Махачкала). Его избрали членом полкового комитета. Когда полк был распущен, он ушел в горы. Так в Унцукуле, Махмуд встречался с одним из крупнейших руководителей дагестанского революционного движения Махачем Дахадаевым.

В I9I9 году, после стихотворного состязания, Махмуд был убит. Убийца выстрелил поэту в затылок во время дружеской пирушки в ауле Игали, на которой шло песенное соревнование. Рассказывают, что умер Махмуд со стихами на устах:

«…В серебряном черепе мозг золотой,

не думал, что нынче мне смерть суждена…»

«…Меседил гIадалнах гIарцул гвангвара,

гIадада хвелилан хиял букIинчIо…».

Похоронен поэт в Кахабросо. Махмуд воспевал чистую любовь, свободную от предрассудков, возвышал человеческое достоинство горянки. Стихи Махмуда и поныне окружены в аварских аулах любовью и признательностью читателей. Многие строки его стали поговорками, пословицами, народными песнями.

Первое собрание песен Махмуда на родном языке вышло в Анджи (Махачкале) в I926 году и в I928 году в дополненном виде повторно. На русском языке отдельным изданием «Песни любви» Махмуда впервые вышли в I954 году.

Творчество Махмуда оказало огромное влияние на развитие дагестанской поэзииhttp://www.stihi.ru/avtor/kaxabrososev

Богатыми песенными традициями славились аулы Бетль- Кахабросо, Ашильта, Чирката, Игали. В последнем часто устраивались поэтические и певческие состязания, в которых принимали участие известные поэты и певцы всей Аварии. Желанным гостем на таких мероприятиях бывал и сам Махмуд.

Эти исторические традиции, на которых воспитывалась наша молодежь, постепенно забываются, уходят в прошлое. Первая письменная оценка творчества Махмуда была дана русскими учеными, участниками аварской экспедиции 1923 года. Профессор Л. И. Жирков, познакомившись со стихами Махмуда, писал о поэте: «Мы стоим перед литературным явлением огромной важности, явлением совершенно неизвестным научным кругам и Европейскому обществу».

Высокую оценку дает поэзии Махмуда и знаток культуры Кавказа Н. С. Тихонов. Он сравнил творчество Махмуда в аварской литературе с творчеством Пушкина и назвал его «Кавказским Блоком». Позже все известные аварские поэты и писатели начинали свое творчество именно с изучения стиля и основ стихосложения Махмуда.

Со специальными работами о замечательном лирике выступали в свое время поэты и писатели Дагестана; Гамзат Цадаса, З. Гаджиев, Ш. Микаилов, О-Г. Шахтаманов, Я. Сулейманов, М. Абасил, Г. Гамзатов.

Основательную научную работу о поэтическом наследии Махмуда написали филолог-ученый Ч. Юсупова и профессор С. Хайбулаев. Прекрасны все слова, сказанные о нем этими  учеными.

Возвышенный образ Махмуда не раз оживает и в поэзии народного поэта Дагестана Расула Гамзатова. Великий поэт эпохи Расул Гамзатович, сравнивая свое творчество с творчеством Махмуда, скромно замечает, что «Махмуд образно стоит на вершине горы поэзии, а он под горой только-только настраивает струны».

Какими же гениальными должны быть творения поэта, если каждое поколение находит в них отражение своих личных переживаний. Не случайно Расул Гамзатов написал:

Я знаю наизусть всего Махмуда,

Но я не понимаю одного,

Откуда о любви моей, откуда.

Узнал он до рождения моего

Махмуд предвидел, какое наследие он оставляет для поколений и, читая его творения, убеждаешься, что поэт нисколько не сомневался в своем высоком предназначении:

Дунго хвананиги халкъалда лъалел

Къасидатал тана таманал рокьул.

Ракьулъ вукъаниги къаникь урхъараб,

Къо гIемер бачIина гIищкъу ккаразде

Умру я, но песню любви неизменной

Оставлю народу во всей чистоте.

Я знаю влюбленные в час вдохновения

К моей устремятся надгробной плите.

Стихи Махмуда насыщены географическими и астрономическими названиями, часто встречаются имена героев арабской литературы, упоминаются аяты из Корана, персонажи из Библии, много также в его творчестве арабских, русских и тюрко-язычных слов. Эти факты свидетельствуют о всесторонней образованности и широком кругозоре поэта. Он в совершенстве владел арабской грамматикой, изучил географию, математику, астрономию. Был знаком с великими творениями классиков Физули, Низами, Фирдоуси и других. Из его творчества мы видим, что он посетил немало стран Европы и Азии.

Вышесказанное доказывает, что Махмуд был ученым — алимом. Однако при кажущемся обилии статей жизнь и творчество Махмуда как великого ученого-арабиста, поэта-лирика и как личности до сих пор не полностью изучены. Большинство современных поэтов, возможно, думает о своем творческом наследии, но насущная потребность заставляет их заниматься несвойственным для себя трудом. В свое время Махмуд писал о таких:

Хиялал хIорлъани бахIарчиясул,

Лачен бугониги чаларчо лъуна.

Чанай бахъунареб хъокол тIанчIида,

Хъатикьа жо щолеб "щунгъар" абула

Если желания иссякнут в душе

у молодца,

Хоть и сокол он, но превратится

в клячу.

А беркута, неспособного выйти

на охоту,

Прозовут «щунгаром», у которого

легко отобрать добычу.

На фоне всеобщего материального и духовного обнищания и возникла необходимость создания благотворительного Фонда имени Махмуда, который занялся бы возрождением не только историко-культурного наследия поэта, но на примере своей работы помог бы молодым подрастающим талантам в поиске своей тропы в творчестве.

За время существования с I992 года мы собрали около 40 новых стихов поэта, найден рукописный лист с почерком Махмуда, сенсацией стал найденный в страницах старого Корана у Патимат Гаджиевой (родственницы Муи) действительный художественно-графический портрет возлюбленной поэта Муи (Муъминат). По предварительным исследованиям, портрет принадлежит якобы известному в мире художнику Халилбеку Мусаясулав, выполненный им во время работы в типографии Мавраева. Идут исследования. Племянник художника Магомед Мусаев обещал передать Фонду и копию портрета самого Махмуда в исполнении Халилбека.

Фотокопию портрета Муи нам передал известный в республике врач и общественник (ныне покойный), родственник Муи из с. Бетли Гаджи Махаевич Гайдаров. Любители поэзии, истории и культуры Дагестана, очень помогают нам, мы благодарны им.

Если бы не поддержка народа, если бы не понимание со стороны ученых-алимов, мы не собрали бы столько материалов и не издали бы книги. Представьте себе, лишь один лист бумаги, написанный собственноручно поэтом, дошел до нас, а около ста стихотворений сохранилось в памяти и в сердцах благородного народа.

Последний юбилей – I25-летие — проведено тоже с помощью фонда и администрации Унцукульского района. Лауреатами премии и призов Махмуда стали лучшие из лучших: поэты, писатели, певцы, исполнители, знатоки, чтецы и мастера- изготовители аварского национального инструмента- пандура.

Издан полный иллюстрированный сборник сочинений Махмуда, в который входят более 80 стихотворений. Строится Дом-музей поэта, где будут храниться личные вещи Махмуда.

Наше руководство охотно отозвалось на призыв в этом году отметить 135-летие поэта на республиканском уровне.

Без поддержки народа и без государственной поддержки невозможно возродить наше историко-духовное наследие, а без духовного наследия невозможен и рост благосостояния народа и экономики.

Ведь не зря народная мудрость гласит: «Кто забыл прошлое, у того нет будущего»